0


ПАИ-live

Бросить курить, погулять по лесу, пересмотреть советское кино и Коэнов – интервью с Дмитрием Месхиевым

22 мая гостем проекта «Дистанционка» ПАИ-live стал режиссёр, художественный руководитель Псковского драмтеатра имени Пушкина Дмитрий Месхиев. С ведущим Александром Машкариным гость поговорил о том, как живётся киноиндустрии, театру в период самоизоляции, как изменится после пандемии театральный мир, останутся ли только онлайн-кинотеатры и стоит ли называть происходящее кризисом. Кроме того, Дмитрий Месхиев и Александр Машкарин поговорили о начавшемся Пушкинском театральном фестивале.

Где вы проводите самоизоляцию?

В данный момент я нахожусь в деревне Соболицы Псковской области в самоизоляции. Конечно, сидеть в квартире уже два месяца и не выходить – это очень тяжело психологически. Люди разные, по-разному реагируют на ситуации. Я основное время в деревне провожу, здесь легче: я спокойно выхожу на улицу, у меня есть приусадебный участок, могу гулять по лесу – там, слава богу, не запрещено. С этой точки зрения мне попроще, нежели сидеть в городе в квартире.

Ко всему этому я отношусь достаточно спокойно, не считаю это ситуацией из ряда вон выходящей. Ну надо посидеть дома. Да, это непросто, да, это, наверное, давит некоторых людей психологически и, наверное, физически. Хотя и в 15 квадратных метрах можно поддерживать нормальную физическую форму, важно не лениться. Поэтому я переживаю всё это не очень тяжело и сложно, я занимаюсь разнообразными и полезными делами, не только профессионально, но и духовно. Я избавился от курения во время карантина.

Вы серьёзно бросили курить?

– Да, абсолютно осознанно во время карантина и поста я бросил курить и счастлив совершенно. Поэтому свои плюсы в этом тоже есть. Более того, свои плюсы есть в том, чтобы  остановиться и разгрести завалы не только в жилье, но и в себе. Зачастую мы в жизненной гонке и в огромном количестве дел, взаимоотношений, встреч забываем про очень простые вещи, связанные с собственной жизнью, сознанием, духовностью. Есть необычайная возможность себя привести в порядок. Мне кажется, это очень хорошо и полезно.

Нет ощущения отшельничества? Что уже давно надо было уйти в самоизоляцию и разобраться в себе?

– Никакого отшельничества в этом нет, у меня же есть всё-таки жена, дети и так далее. Я просто правда не вижу катастрофы в том, что происходит. Да, очень тяжело, да, финансово трудно, кому-то наверняка сложнее, чем моей семье. Но это не та катастрофа, при которой нужно кричать на весь мир, как плохо и тяжело. Мне кажется, что эту ситуацию можно тоже использовать с качественным и плюсовым результатом.

Люди обращают внимание в соцсетях, что вы стали пересматривать активно старые фильмы, комментировать. Это просто появилось свободное время и возможность порефлексировать над чужим творчеством?

– Ну естественно, потому что появилось значительно больше времени. Я слежу за новым кино. Конечно, я смотрю не всё и какие-то для себя важные вещи смотрю. А старое кино – когда ещё можно посмотреть, но нет времени. Поэтому я пользуюсь возможностью, что у меня много времени, и пересматриваю старое кино. Я многие фильмы не видел из старого кино, хотя изучал историю кино и смотрю много. Но это же невозможно всё посмотреть. А тут есть возможность посмотреть очень широкую палитру. Я скромно пытался поделиться своим положительным опытом для того, чтобы люди попробовали найти какие-то положительные моменты.

Что из последнего посмотренного вам больше всего понравилось?

– Последнее, что я пересмотрел, – это фильм братьев Коэнов «Человек, которого не было». Прекрасное чёрно-белое кино! Это буквально совсем свежий пересмотр. Я вообще люблю этих режиссёров, за время карантина я пересмотрел все их картины.

Я стараюсь сейчас не смотреть современное кино, стараюсь пересматривать старое. Много посмотрел советского кино и совершенно счастлив, что у нас было прекрасное кино.

А новые фильмы почему не смотрите? Боитесь огорчиться?

– Я за новым так или иначе как-то слежу. А вот старое не пересматривал, некоторые фильмы – десятки лет. Это то же самое, если взять и перечитать «Войну и мир» или всего Достоевского.

Как вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию в киноиндустрии?

– Конечно, всё замерло. Мои коллеги зачастую любят пожаловаться на жизнь, даже когда всё хорошо. А когда всё не очень, то хлебом не корми – дай сказать, как всё плохо и как от киноиндустрии зависит жизнь страны. Так вот, жизнь страны от киноиндустрии не зависит. Конечно, тяжело и восстановить кино сложно будет, особенно кинотеатральный показ. Эта история сильно ударила по кинотеатрам, потому что они в основном частные и на больших арендных площадях. Поэтому, конечно, сложно будет людям восстанавливать бизнес. Я в кино 1990-е годы прожил, тогда было тяжело периодами и вообще было неизвестно будущее. Правительство ничего тогда не рассказывало, как и что будет, никто с честными речами по телевизору не выступал. Прошло не так много времени – и все всё забыли.

На вскрики моих коллег, что «мир не будет прежним», я могу сказать, что мир будет прежним, с миром ничего не сделается. И всё это вернётся, и одними из первых мои коллеги забудут об этом через 2-3 месяца и начнут как-то все выкарабкиваться. И не только киноиндустрии нужно будет выкарабкиваться. Не только театрам нужно будет вылезать из этой ситуации. Да, ситуация очень тяжёлая, но это не 1991 год.

Ситуация и правда очень тяжёлая, и всех очень жалко. Но так или иначе все, скрипя, занимая, затягивая пояса, начнут восстанавливать свой бизнес. У меня в соцсетях много рестораторов друзей-приятелей, которые кричат: «У меня бизнес гибнет!» Да, он гибнет. Все что-то начнут делать, как только появится возможность. То же самое будет в кино. Да, наверное, будет меньше больших и дорогих проектов, и, наверное, какое-то время нам нужно будет снимать дешёвое смотрибельное кино, и с кинотеатрами будет сложно. Но это восстановимая история, это не 1946 год. Это просто небольшой карантин.

Это не оптимизм – это объективный взгляд на жизнь.

А что с театром?

– С театрами то же самое. Для частных театров это значительно сложнее, чем для государственных. Нас не оставит государство, мы каким-то образом откроемся, каким-то образом начнём играть, в шахматном порядке мы будем сидеть в зале или нет. Но мы начнём каким-то образом восстанавливаться: восстановим спектакли, премьеры, я надеюсь, за лето, начнем репетировать что-то новое. Как-то начнём выкарабкиваться.

Я, например, считаю, что для театра можно вынести полезные и важные вещи из всего этого карантина, во всяком случае онлайн-показы. Я смотрел записи в интернете – всё это снято ужасно. И я, разговаривая со своими коллегами, которые теперь уже понимают, что надо задумываться о том, чтобы всё-таки снимать спектакли хорошо – так, чтобы их можно было выкладывать в Сеть. Это для театра очень важная история. Сейчас театральная жизнь страны очень интенсивная, насыщенная и интересная. Она, с моей точки зрения, значительно интереснее в регионах, чем в столицах. В регионах очень много  хороших спектаклей, есть очень сильные театры. Если, благодаря этому карантину и вирусу, в театрах начнут записывать спектакли хорошо, то тогда люди могут увидеть спектакли замечательного Лесосибирского театра, театра «Старый дом», «Красный факел», или Башкирского театра, или Краснодарского театра. Это же очень хорошо, что люди смогут увидеть качественно снятые спектакли. В Англии, например, киноспектакли показывают в кинотеатрах. Люди приходят и смотрят спектакли на большом экране. Более того, эти спектакли снимают сильные и известные киношные режиссёры. Поэтому это ещё добавляет какого-то творчества. Некоторые спектакли снимаются на улицах – там целая отдельная индустрия кинопоказов спектаклей.

Я надеюсь, что эта ситуация как-то подтолкнёт театры к тому, чтобы начать снимать. Потому что всё новое – это хорошо забытое старое: у нас когда-то снимались спектакли на разных телеканалах, и многие театральные режиссёры снимали их, я помню до сих пор некоторые.

Не было идеи поставить какой-то спектакль в Псковском театре специально под телекамеры?

– Да я сниму обязательно сам спектакль. Я принял уже это решение, у нас есть камеры, слава богу, наладим какой-то звук, и я сниму. Обязательно сниму несколько спектаклей так, чтобы их можно было бы выкладывать, чтобы люди из других регионов видели наши спектакли. Более того, я буду стараться делать так, чтобы мы в бюджет теперь новых спектаклей – не всех – закладывали сразу возможность качественной видеосъёмки. Это важно.

Как вы относитесь к инновации организовать Пушкинский театральный фестиваль в формате онлайн?

– Мы офлайн-фестиваль сделаем обязательно. Мы беседовали об этом с губернатором Псковской области Михаилом Ведерниковым, и мы во второй половине сентября, если все отменят и можно будет это делать, сделаем нормальный обычный фестиваль: программа готова. Пусть он не будет таким большим, но всё равно к нам приедут 7-8 театров с очень хорошими спектаклями. Поскольку есть возможность показать онлайн и мы заручились поддержкой региона и финансовой поддержкой Союза театральных деятелей, мы его и проводим. Мы смогли программу фестиваля расширить. Пусть львиная доля спектаклей снята плохо, суть не в этом. Кому интересно, они посмотрят.

Я специально интересовался количеством просмотров спектаклей – так вот, просмотры некоторых зашкаливают за 100 тысяч. Интерес к театральной жизни в Сети велик.

На какие спектакли из программы фестиваля вы рекомендуете обратить внимание в первую очередь?

– На все. Там что ни спектакль – то шедевр, я не буду выделять даже что-то. Программа с такой любовью создана, там такие сильные режиссёры и спектакли, что стоит смотреть всё. Даже не надо выбирать, есть время – включайте и смотрите.

 Можно сказать, что Пушкинский театральный онлайн-фестиваль это ноу-хау для России?

– Такое делали уже в Европе во время карантина. Как фестиваль мы, наверное, первые, но я не вижу в этом никакого ноу-хау. И нашу с вами беседу я не вижу как нечто новое – мы беседуем по старому забытому «Скайпу». Никто его нам не придумал вчера.

Люди вдруг вспомнили, что можно по видеосвязи общаться. Я с некоторыми друзьями устраивал ужины, мы выпивали совместно. Это, конечно, не очень привычно, но можно выпить с друзьями.

За онлайн-репетиции спектаклей я бы не взялся. Потому что здесь нужно присутствие, личное расстояние, эмоции. Через экран это сложно. Кто нам мешал жить онлайн полгода назад? Никто не мешал, ничего же не произошло. Поскольку не было вируса, все не сидели дома, и не было времени на жизнь онлайн.

Не отчаивайтесь, братцы. Относитесь к этим вещам философски.

Версия для печати


Идет загрузка...